?

Log in

No account? Create an account

На острые темы

Я довольно редко пишу о вопросах равноправия, но это иногда бывает. Когда форсажную камеру подстрелят, или когда приходит идея хорошей аллегории, как сейчас. Нижеследующий текст является фантастическим шаржем и не имеет прямой основы в реальности. Но внимательный читатель конечно же догадается, что за ним стоит.

тролль под мостом

Read more...Collapse )
Нашел я тут на ютубе офигенную передачу "Топ Сикрет" (именно так), посвященную разоблачению различных мистификаций. Досталось там и древним цивилизациям, и магии с колдовством, и жуткоглазым пришельцам. Убойный лозунг "Хотелось бы верить... но верится с трудом" звучит убедительно, однако услышанное навело меня на определенные размышления. Я ведь уважаю Поппера.

Допустим, я действительно жуткоглазый пришелец, который захотел поймать пару лысых обезьян для своего младшего брата, увлекающегося вивисекцией магистерского диплома или чего-то в этом духе. При этом, я не хочу спалиться, я начал с визуального наблюдения за целевой планетой, которое позволило мне узнать о ней все, что можно узнать из космоса (например, плотность населения), и мой НЛО-фокус, купленный в кредит может сесть на планету и взлететь с нее, избежав обнаружения имеющимися у земной цивилизации средствами контроля воздушного и космического пространства. Ну или хотя бы избежав опознания в качестве искусственного объекта. Будут ли у меня после этого проблемы с защитой диплома?

Как представляется, не будет. Я посажу свою тарелочку в Якутии, Австралию или тому подобной Амазонии. В месте, где люди и так массово пропадают по вполне естественным причинам, не оставив после себя тела. В качестве бонуса, там много мест, где можно спрятать космический корабль от любопытных глаз. План А - Аляска, Якутия или другая похожая Камчатка. Время года - зима. Время - вечер пятницы. Предпочтительная погода - снегопад. Следим за окраинами какого-нибудь небольшого городка. Ждать придется недолго. Как только из местной наливайки вываливается одинокое пьяное тело, навостряем уши. Если тело выходит на пустырь, это наш клиент. Движется в сторону речки - вообще идеально. Ждем, пока под воздействием биохимии тело примет горизонтальное положение в каком-нибудь сугробе. Все, это не жилец. Успеет сто раз замерзнуть прежде, чем найдут. Так что, никаких эффектов бабочки. Изымаем тело и тащим на корабль. В качестве дополнительного бонуса, можно внушить клиенту, что он попал в ад за пьянство.

План Б - Северная Австралия, Амазония или другое похожее Конго. Теперь будет немножечко сложнее, потому что мы будем мимикрировать под местную живность. Идеальным вариантом является крокодил, потому что съедает целиком и убивает посредством утопления. Если свидетели подтверждают, что человека утащил крокодил, никто не удивится тому, что тела так и не нашли. Первая директива исполнена в лучшем виде. Общая схема та же самая: ждем, пока жертва покажется рядом с речкой; действуем.

План В специально для тех, кому плевать на Первую директиву, - Сомали. Там в утлых лодочках плавает множество пиратов, которых не считается чем-то зазорным пустить на дно без суда и следствия. Их родственники и работодатель в курсе, что ребята могут просто не вернуться из очередной экспедиции. Этим Сомали выгодно отличается от Бермудского треугольника. Если наш звездолет способен избежать обнаружения средствами контроля воздушного и космического пространства, пуль из АК он, скорее всего, не боится. Выбираем лодочку подальше от берега, стремительно плюхаемся в воду рядом с ней и добиваемся того, чтобы она перевернулась. Подбираем из барахтающихся неудачников столько, сколько нужно для закрытия диплома, остальных добиваем. Люди сами с радостью поступили бы с ними так же, так что, все честно.

Можно придумать кровожадный план Г, который заключается в том, чтобы инсценировать для некоей группы туристов природное бедствие вроде лавины, после которого вполне естественно в итоге найти не все тела. Или шпионский план Д, который заключается в том, чтобы воспользоваться услугами реально существующих торговцев людьми, которые сами сделают все, чтобы спрятать концы в воду. Но зачем такие сложности, если есть более экономные варианты? В масштабах Земли множество людей ежегодно пропадает без вести. Любой такой случай все здравомыслящее человечество спишет на естественные причины. Так уж работает человеческий мозг, что услышав стук копыт, мы сперва представляем лошадей, в крайнем случае зебр, но никоим образом не единорогов. Даже если кто-нибудь случайно заметит подозрительного типа или услышит подозрительные звуки со стороны реки, и полезет выяснять, а не как обычно, ему потом никто не поверит... и даже он сам себе не факт, что поверит. Решит, что показалось.

Правда, во всех этих планах есть офигенная дыра, и читатель, скорее всего, уже догадался, какая. Не так то просто войти в плотную атмосферу незамеченным. Или потом взлететь незамеченным с планеты, на которой парочка сверхдержав активно мониторит территорию друг друга на тему старта межконтинентальных баллистических ракет. Гипотеза "никакие инопланетяне Землю втайне не посещают" относится к числу научных согласно критерию фальсифицируемости, то есть, принципиально опровержима, в отличии от альтернативной. Но если она вдруг будет опровергнута, то только средствами контроля воздушного и космического пространства, а никоим образом не бдительными очевидцами.

Ну или мы начнем чуть больше беспокоиться о людях, которые пропадают без вести. А то ведь так и пришельцев недолго проглядеть.
На днях произошло два знаменательных события: я прочитал 5-ю книгу цикла "Экспансия" ("Игры Немезиды") и подошел к концу третий сезон его экранизации. Книга была прочитана запоем, за два дня, в каждый из которых я спал по 3 часа. Когда очень интересно, но надо работать, под нож идет сон. Сериал начинался как офигенный, но плавно и размеренно двигался туда, куда рано или поздно попадает большинство сериалов. Строго говоря, последняя серия выйдет на следующей неделе, но на данный момент он окончательно дошел до состояния "книга лучше".

Прямо как с "Игрой Престолов". Первый сезон - почти дословная экранизация. Второй сезон - присутствуют незначительные изменения сюжета. Третий сезон - все с ног на голову. Возможно, это связано с тем, что сериал был под угрозой закрытия, и пришлось скомкать повествование. Но вместе с водой выплеснули ребенка. Центральная идея книжного цикла сформулирована в "Играх Немезиды" открытым текстом: "Мы имеем две стороны, но они не являются внутренними и внешними планетами или Поясниками и Другими. Эти стороны - те, кто хочет больше насилия, и те, кто хочет меньше". Эта хорошая идея была иллюстрирована большим количеством взрывов и превозмогания, в результате чего, получилась эпопея, которую запомнят надолго. "Экспансия" - не "Игра Престолов", здесь есть положительные и отрицательные персонажи, четкий критерий, которым можно разделить хороших и плохих парней, и возможность перейти из одной категории в другую. Размолвка Наоми и Джима, поданная в сериале довольно странно, в книге была именно про это. Про то, что повидав некоторое дерьмо, Холден чуть было не перешел в категорию плохих, а Наоми поработала его внешней совестью. Ситуацию с Кольцом решило в конечном счете чье-то решение быть среди хороших парней. Важно отметить, что идея не в утопической концепции, где насилия нет вообще. В мрачном мире недалекого будущего где "нет законов, но есть копы", the only way to stop a bad guy with gun is the good guy with gun. Книга учит нас, что нормально иметь немного насилия, если оно более осмысленно, чем обычно. Книга предлагает читателю исследовать грань. В чем разница между хорошим парнем и фанатиком, у которого хорошо развито самооправдание, есть ли искупление для того, кто загубил множество жизней, можно ли бороться со злом, не становясь еще большим злом, и тому подобное. Вокруг такой проблематики строится все происходящее, поэтому сериал вынужденно следует этой линии до тех пор, пока не отходит от сюжета книги. Хотя в мелочах бывает разное. С одной стороны, расширение линии Анны в "Войну Калибана" и то, как в сериале показали марсианского адмирала и историю "Агаты Кинг", которых не было в книге, очень хорошо вписывается в общую концепцию. С другой стороны, вот эта сцена (конец арки с доктором Стрикландом), являясь потрясающей сценой, которая гораздо лучше, чем если бы в этом месте экранизировали дословно, содержит серьезный недостаток: здесь показано, что Эймос прав.

Финал книги "Врата Абаддона" (соответствует второй половине 3-го сезона) был битвой за контроль над экспедицией, в которой столкнулись как раз эти две стороны. "Станция воспринимает нас как непрестанную угрозу. Ее действия спровоцированы чем-то вроде страха ... и у нас есть основания думать, что если мы станем выглядеть менее угрожающими, она ослабит наложенные на нас ограничения", - говорит хороший пастор. "Мы сумеем покончить с величайшей угрозой, какую знало человечество. От нас требуется всего лишь отринуть надежду на возвращение ... Во времена великих опасностей и жертв кто-то должен взять на себя тяжесть решения", - говорит плохой пастор. Да, там буквально есть хороший и плохой пастор, причем хороший является ПОВ-ом, и мы видим все его глазами. Названия для книг цикла - это не просто два крутых слова, составленных вместе. Выбор второго всегда не случаен.

А дальше я не могу без спойлеров, потому что от сериальной версии маленько горит форсажная камера.
[Spoiler (click to open)]
В сериале плохого пастора просто нет. Это компенсируется тем, что за "плохих" играют не трусливый фанатик с зашкаливающим ЧСВ (Кортес) в связке с алкоголиком-карьеристом, не выдержавшим кризиса, но все еще считающим себя главным (Эшфорд), а Эшфорд из сериала, который совершенно не похож ни на один из своих прообразов из книги. В сериале это хороший человек, оказавшийся в плохих обстоятельствах, и что вызывает совершенно лютое возгорание, устраняет реальную угрозу, а не надуманную. Потому что в сериале люди родили гениальное решение: взорвать рядом со станцией чужаков ядерную бомбу и посмотреть, что будет. Что должно было быть по законам сеттинга - понятно. Станция отключила бы ядерные реакции в "медленной зоне" и все умерли. Защитная система чужаков проделывала подобное в "Пожаре Сиболы". В сериале станция нарушила не только законы физики, но и законы, по которым работает нарушение законов физики. Чтобы локализовать энерговыделение ядерной бомбы так, как было показано, станция должна была таки изменить скорость света, после чего лазер был бы бесполезен. Я уже не говорю о том, насколько прекрасна сама идея с бомбой. Но эта идея была одобрена человеком, которого и.о. Быка (в книге у Фреда Джонсона во главе СБ была худенькая девушка по имени Драммер, но здесь ей выдали партию Сэм в первых сезонах и партию Быка вот здесь, а коронную сцену Быка отдали Фреду) признала лучшим кандидатом на роль капитана. Кажется, половина тайминга 11-й серии ушла на историю с застреванием в тракторе, которая была призвана убедить нас, что Эшфорд хороший.

Хорошего пастора в сериале тоже нет. Хотя в книге Анна описана совсем иначе, чем в сериале, образ у актрисы передавать удавалось (ну подумаешь будет теперь не Рыжик, а Блонди), пока не помешал сценарист. В сериале Анна ударила Клариссу по лицу, когда та была привязана к креслу в медотсеке. Что за херня, сценарист? Ты вообще книгу читал? Это, видимо, такая мода, давать в адаптации хорошие черты тем, кто в первоисточнике был последним уродом и "неоднозначности" положительным героям, но блин, не в этом случае. Анна из книги не святая, но очень к этому стремится, и у нее неплохо получается. В сериале ей периодически пытаются добавить черты истерички, которые здесь совершенно не к месту.

Чудесная история с тем, как Наоми сначала дезертировала от Холдена, а потом дезертировала с Бегемота, несла в сериале совершенно непонятную функцию. Возможно, это бледная попытка показать часть истории Наоми из "Войны Немезиды", но в таком случае попытка не удалась. Возможно, это было желание "оживить" сцены на "Бегемоте", не вводя новых персонажей в условиях ограниченного сюжета. Но проблема в том, что в книге Наоми давно переросла непостоянную девочку-истеричку, являясь к моменту действия рациональным человеком, способным сохранять самообладание в критической ситуации. И такие повороты портят образ. Довольно обидно, что это отражение общей тенденции кино. Почему-то, в последние лет 10 вместо четких ребят (и девчат) на экране показывают дерганых истеричек обоего полу. Это хорошо видно, скажем, по изменению образа Риза в новом "Терминаторе" по сравнению с первым фильмом. Вот тут фигня того же масштаба.

Ну и Холдена по сравнению с книгой сильно понизили в крутизне. Человека, который сразу все понял, разжаловали в того, кто ничего не понимает даже после того, как видел своими глазами, даже после того, как Бобби поняла. В результате, вместо сквозной идеи второй половины книги нас ждет чудесное откровение в последней серии... хотя, на самом деле, я не очень представляю, как они все это закончат.


upd. Текст писался до того, как я посмотрел последнюю серию. И слава Богу. Потому что я затрудняюсь комментировать этот треш как-либо кроме: "У нас очень не хватило денег и экранного времени, поэтому самый эпичный момент книжного цикла мы уместили в 20-30 минут комнатных сцен, лишенных внутренней логики".

О рейтингах

Прочитал я тут статью о том, как корпоративная культура выматывает работника. В частности, таблички "лучший работник месяца", надбавки, вычисляемые по сложным, но объективным формулам и прочие рейтинги. И вспомнил историю из своей юности.
Read more...Collapse )
В качестве короткой преамбулы.

Неделю назад президент Сирии Башар Асад (якобы) применил химическое оружие избирательно по женщинам и детям в пригороде Дамаска, который уже капитулировал. Если вы начинаете смущаться на этом моменте, то не вы одни. Представители России в ООН тоже нашли такую версию весьма странной. Еще их смущало то, что вошедшие на следующий день в пригород (напомним, он уже капитулировал) русские специалисты не нашли не только никаких следов БОВ, но и никого, кто обращался бы в единственную местную больницу с последствиями отравления ими. По этому поводу в Дамаск направилась комиссия ОЗХО.

Но были те, кто даже из-за океана точно знал, что Асад мудак, животное и вообще его надо наказать. Трамп, президент США, сразу же разразился грозным твитом, пообещав принять решение о наказании в течении 48 часов. Была одна небольшая проблема: представители генштаба России обещали отстреливаться, если русские военные советники пострадают. На тот момент, у США и России в Средиземном море и в окрестностях Сирии были сопоставимые силы, поэтому перестрелка могла привести к серьезным потерям с обеих сторон, не говоря уже об угрозе ядерной войны, начать которую из-за Сирии было бы грустно. Поэтому тональность твитов менялась от "Россия, готовься сбивать ракеты, они прилетят, новые, умные" до "Никогда не говорил, когда именно будет удар по Сирии. Может, в ближайшее время, а может совсем не скоро. В любом случае, США под моим руководством нанесла огромный урон ИГИЛ. Где ваше "Спасибо, Америка!"?".

Целую неделю Трамп и Пентагон обсуждали, как бы так ударить, чтобы не получилось грустно. Нашли союзников в лице Англии и Франции. Теперь собранная группировка хотя бы могла отстреляться опасным для сирийской ПВО количеством ракет, не оставаясь на долгое время беззащитной перед ответным ударом. В итоговом плане атаки были учтены и моменты кривизны земли: стрельба велась с кораблей, находящихся в Красном море, достать которые ответным ударом через территорию Израиля шансов было мало. Бомбардировщики получили и истребительное сопровождение.

В общем, готовились долго, серьезно, и за день до того, как комиссия начала работу, все же бахнули. Причем серьезно: 105 крылатых ракет и неизвестное количество корректируемых бомб. Для сравнения, в первый день операции "Одиссея Рассвет" (это когда свергали Каддафи, если кто забыл) было применено 110 ракет "Томагавк". Дальше мнения расходятся.



Read more...Collapse )
Логическая цепочка началась с того, что я услышал следующий тезис о "Пробуждении силы": вместо новой принцессы Леи, которая была героиней, но при этом была женственной, нам дают порождение американского спроса на героин_есс, которую можно заменить на мальчика - и ничего не изменится. Такое утверждение вызывает развитие мысли сразу в нескольких направлениях.

Read more...Collapse )
Наткнулся случайно на статью, которая мне показалась интересной. Автор записи - Andrej Karpathy, Director of AI at Tesla. Тема - возможность приложения успехов, достигнутых машинами на полях классических настольных игр, к реальным задачам.

Я уже как-то писал на эту тему, но раздел про нейронные сетей скипнул из-за недостаточной компетентности в этом вопросе.

Легко представить идеальную игру, в которой компьютеру будет максимально трудно. Это должна быть:
1) Игра с неполной информацией.
2) Игра с множеством разнородных аспектов, имеющих стратегическую важность.
3) Игра с неизменно большой вариативностью осмысленных ходов, лучше вообще не дискретная.
4) Игра, в которой нужно принимать решения с очень далеко идущими последствиями.
5) Игра, которая находится под большим влиянием не формализуемого фактора, например, фактора случайности.
6) Игра, которая подразумевает участие как можно большего числа игроков.


Вот, теперь подоспело логическое продолжение того поста.

Из упомянутой статьи, перескажу ту часть, которая по существу, опустив вводную. Если вдруг кто-то из читателей провел последний год на подводной лодке и не знает, что такое AlphaGo, это можно легко нагуглить. Ну или понять из контекста.

Почему го поддалась нейросети пересказ

Можно выделить 7 причин

1) У игры есть четкие и полные правила, не подверженные случайным и внешним воздействиям, в соответствии с которыми, одинаковая последовательность действий обоих игроков всегда ведет к одинаковому результату.
2) Полнота информации.
3) Дискретное пространство действий. Количество возможных ходов большое, но не бесконечное, и тем более не континуальное.
4) У нас есть идеальный симулятор, позволяющий точно выяснить последствия действий - сама игра. Это достаточно сильное предположение, если речь идет о го, или любой другой игре, но в реальной жизни оно до сих пор выполняется редко. (При всем потрясающем развитии численного моделирования, оно все еще лимитирует возможности машинного обучения - nik_pog).
5) Каждая партия относительно короткая - она включает в себя примерно 200 ходов. Это очень мало в сравнении с реальными задачами, где для получения поддающегося оценке результата могут потребоваться многие тысячи элементарных действий.
6) Ясная и быстрая оценка позволяет получить огромный опыт проб и ошибок. Другими словами, агент может выигрывать и проигрывать миллионы раз, учась медленно, но верно. (Параметр "медленно", в связи с 4, задается только скоростью кластера, и, в связи с 5, получается не так уж медленно - nik_pog). Именно так обычно работают нейронные сети.
7) Огромная база сыгранных людьми партий позволяет программе начинать не "с нуля". (пункт с самого начался казался слабым и успешно снят версией AlphaGo Zero - nik_pog)

В чем разница с роботами, решающими реальные задачи пересказ

Рассматривается немного юмористический, на взгляд автора, пример приложения методики AlphaGo к роботу-сортировщику с Amazon Picking Challenge, задача которого заключается в том, чтобы находить заказанный товар на складе и транспортировать его с полки на упаковку. Казалось бы, речь идет о самой простой, рутинной, "механической" работе, которая, на проверку, оказывается не такой уж и механической.

Во-первых, неуклюжие и шумные движения робота в трех измерениях не удовлетворяют условиям 1 и 3. Во-вторых, робот не получает всю необходимую информацию о своем окружении "на халяву", иногда ее нужно собирать по запросу с внешних датчиков, что нарушает условие 2. В-третьих, даже для такого повседневного случая у нас нет достаточно хорошей численной модели. Да, на проверку, корректное описание всех сил, которые будут действовать, когда читатель возьмет с полки пирожок, оказалось не слишком тривиальной задачей. В-четвертых, при определенных условиях, количество шагов на пути к успеху может быть гораздо больше, чем количество ходов в го. А с ростом длины последовательности действий время, необходимое для обучения сети методом проб и ошибок, растет не линейно, потому что усиливается проблема определения ответственности за конечный результат. В-пятых, в реальном мире для робота гораздо сложнее собрать миллионы проб и ошибок. Мало того, что прототипу чисто физически нужно все это откатать, провальные действия могут вывести его из строя, а успешные вырабатывают ресурс. Можно тренировать робота на симуляторе, но см. выше. Если говорить о более общем случае, чем робот-сортировщик, многие задачи еще и не имеют тривиальной функции оценки. Например, как вы автоматически оцените успешность робота-повара? Наконец, никакой возможности напрямую опереться на опыт сыгранных людьми партий тут вообще нет и быть не может, по понятным причинам.

Таким образом, если мы захотим обучить робота-сортировщика, используя алгоритмы, отработанные при создании ИИ для классических настольных игр, то столкнемся не только с рядом пусть даже сложных, но инженерных задач, которые принципиально решаемы, но и с парой фундаментальных проблем нейронных сетей. А именно проблемами моделирования и оценки результата.

Далее мой собственный текст

Применительно к "тактическому компьютеру, который всегда знает больше тебя(тм)", проблемы моделирования и оценки результата встают в полный рост.

Ладно бы с моделированием. Задача написания адекватного симулятора морского, воздушного, или, если мы говорим про фантастику, космического боя, который отражал бы реальность хотя бы с той точностью, с которой люди на самом деле принимают ее в расчет, - скорее всего, исключительно вопрос наличия заказа. Во времена Холодной войны, когда мощные компьютеры были в дефиците, по заказу оборонных ведомств стран НАТО были разработаны многие варгеймы, что, впоследствии, породило моду на подобные развлечения и среди гражданских. По аналогии, разработка еще и обречена окупиться. Да, пока все бабушки/дедушки и часть тетенек/дяденек постсоветского пространства клеймят игры чем-то исключительно детским и исключительно вредным, на Западе игры широко используются в обучении, потому что интерактив запоминается лучше. Ну и потому, что это больше соответствует американской концепции подготовки кадров. И это то, что восхищает в американцах. Создаем лазертаг для тренировки военных, продаем гражданскую версию, окупаем затраты дважды. Создаем варгейм для тренировки военных, продаем гражданскую версию, окупаем затраты дважды. Создаем симулятор для тренировки нейросети...

Ладно бы с тысячами ходов. Во-первых, это чисто инженерная задача. Во-вторых, это очень большая проблема, когда речь идет о стратегии, и чуть меньшая, когда речь идет об оперативном искусстве, но не там острее всего нужна нейросеть. Вспоминая огромные потери ВС РФ в Грозном или ВСУ на Донбассе (как наиболее близкие темы, понятно, что натовцы тоже временами губили солдат почем зря), допущенные в ситуации подавляющего превосходства в силах из-за решений, которые могли быть приняты только при полностью неадекватной оценке обстановки, невольно задумываешься о том, сколько жизней мог бы спасти именно тактический компьютер. Даже не в качестве штуки, которая принимает решения, а банально в качестве консультативного органа, который способен быстро выдать оценку предлагаемого варианта, просчитав вероятные ходы обеих сторон на несколько дней. Кроме того, что гораздо ценнее, тактический компьютер может, как это уже сделала шахматная программа, обратить внимание людей на многие вещи, людям отнюдь не очевидные, и сильно помочь с выработкой новой доктрины. То есть, снять вечную проблему генералов, готовящихся к прошлой войне. В-третьих, если задуматься о том, какие именно решения в гипотетической армии будущего следует переложить на тактический компьютер, а какие оставить на совести живых командиров на местах, можно резко снизить число условных "ходов".

Настоящая проблема заключается в оценке результата. "Огромная база сыгранных людьми партий" показывает, что банальный критерий оценки результата "по очкам" абсолютно неприменим к настоящей войне, которая редко начинается в симметричных условиях, и в которой стороны, как правило, преследуют несимметричные цели, а результат отдельного боевого столкновения часто невозможно оценить вне контекста. Например, после Ютланда обе стороны называли себя победителями. Немцы понесли меньше чисто финансовых убытков от самого сражения, но англичане могли позволить себе такие убытки, а блокада Германии продолжилась, что в перспективе привело к куда большим потерям.

Похожий пример на суше - Геттинсберг. По очкам это чистая ничья, феерический провал последнего дня со стороны конфедератов (вошедший в историю как High Water Mark или "Весь второй день мы видим, что попытки атаковать пехотой через открытую местность проваливаются с огромными потерями, хм... чем мы займемся на третий день, Ли? Тем же, что и вчера, Лонгстрит...") компенсировал феерическое же раздолбайство первого дня со стороны северян. Но в контексте кампании южане потеряли шанс выиграть войну, который, в контексте войны оказался последним. И только с учетом этих более высоких уровней решение генерала Ли устроить High Water Mark вместо того, чтобы спокойно отойти, сохранив армию, кажется оправданным. Потому что при наличии понимания, что это не слишком большой, но, скорее всего, последний шанс выиграть войну, рисковать стоило. Мы можем знать лишь вероятность, лишь случай полный господин, из всех сценариев возможных он представляет нам один(С). В общем же случае, это откровенный идиотизм, что, разумеется, и скажет тактический компьютер.

Наиболее показателен пример Бородинской битвы, которая в наших учебниках истории до сих пор считается победой, потому что "нанесли существенный урон армии противника и смогли сохранить силы для грядущих сражений". На самом же деле, основание сомнительное, и правильная оценка полностью зависит от уровня, который мы выберем. Тактическая ничья (примерно равные потери, ни одна из сторон не достигла решительного успеха), оперативная победа французов (дорога на Москву открыта), стратегическая победа русских (см. выше). Если бы компьютер разыграл подобное сражение в своей идеальной модели, как он должен был бы его оценить? Сильно зависит от общего контекста. Будь это сражение не битвой за Москву, а битвой за Берлин - чистая победа французов. После Берлина отступать некуда. Будь это сражение за Петербург, еще бабушка надвое сказала, но в реальности Наполеон проваливается даже обиднее, чем Ли. Ли хотя бы наступал на правильную столицу.

Перспективы

Итак, до тактического компьютера, который можно было бы применить к реальной войне, нам еще далеко. Что же является следующим шагом? А следующим шагом является программа, которая не оставляет человеку шансов в старкрафте, героях, доте или других классических дисциплинах киберспорта. Пока мы не можем ничего сделать с моделью или функцией оценки, надо работать в том классе, где на простых примерах уже все получилась, решая чисто технические проблемы с вариативностью ходов и продолжительностью партии. На сладкое: в киберспорте часто разыгрываются большие деньги, а у перечисленных игр огромное количество увлеченных поклонников, и даже не очень совершенный, но полезный для тренировки симулятор можно будет неплохо продать под слоганом "Expert AI mode".

Да, я в курсе, что для некоторых бабушек/дедушек и части тетенек/дяденек постсоветского пространства шахматы - жутко интеллектуальная игра. Да, игра продержалась тысячу лет именно потому, что она невероятно глубокая, за счет чего довольно сложная. Но на "последний интеллектуальный бастион" ни при каком раскладе не тянет. Это все еще игра с бесконечно высоким уровнем абстракции, тогда как классические РТС хотя бы претендуют на отражение чего-то, похожего на реальность. Хоть и, по прежнему, сильно абстрактное. О тактическом компьютере как чем-то реализуемом можно будет говорить, когда напишут нормальный ИИ для Hearts of Iron, или другой игры, заявленной как симулятор военных действий. Это творение я вспомнил отнюдь не случайно, а потому что человек, который видел, как ведет себя тамошний ИИ, определенно не захочет служить под командованием тактического компьютера, как минимум на современном техническом уровне :)

Если бы я решал, куда идти дальше в этой области, нацелился бы на "Героев 3". Мы сохраняем дискретное пространство решений (но существенно его расширяем), идеальный симулятор, ясную оценку и огромное множество сыгранных людьми партий. У нас все еще довольно маленькая нагрузка на технику, что позволяет программе быстро сыграть миллионы собственных партий. Зато мы переходим к непосредственному штурму двух бастионов, которые до сих пор давались технике сложно: неполной информации и фактору случайности. Покерные программы сейчас кое-как умеют с этим работать, но даже в такой концептуально старой игре, как "герои", неполной информации гораздо больше, чем в покере, и случайность надо учитывать на существенно более длительном (в элементарных решениях) промежутке.

Это все равно гораздо проще, чем создать тактический компьютер, сравнимый с человеческим мозгом, но было бы значимой вехой.
Думаю, вследствие прошедшей этим летом потрясающей игры "Третья Эпоха", толкиенистское настроение случилось у многих. У меня оно тогда привело к появлению текста, который я выкладываю сейчас. Это рассуждения о том, чем отличаются дунадан от младших людей, и почему определенного рода предубеждения были неизбежны в обществах, где они существуют параллельно. Например, в Гондоре. Люди, которые не очень в теме, могут воспринимать это как текст о трудностях сосуществования двух рас, продолжительность жизни которых сильно отличается.
Read more...Collapse )
Два года назад я писал:

...музыка, создаваемая автоматом без всякого участия человека с гитарой (или, как модно говорить у трансгуманистов, лысой обезьяны с барабаном), на сегодняшний день, фантастика, но не такого уж и далекого прицела. А что, уже существуют VST-инструменты, которые синтезируют звук чисто програмными средствами. Причем они не синтезируют отдельные ноты, а используют пресетовые аранжировки. Достаточно выбрать стиль из библиотеки и указать аккорды, чтобы получить качественное звучание. Следующий естественный шаг - написать программу, которая будет перебирать сочетания и отбрасывать плохие, используя для оценки качества набор правил, которые настоящий композитор все-равно должен изучить. Ничего гениального, конечно, не соберется, но довольно неплохой клубняк, не хуже созданного настоящими людьми - почему бы и нет? Было, кстати, у Роальда Даля замечательное произведение "Чудестный автоматический грамматизатор" про автомат, пишуший новеллы. Правда, до большой формы он добрался только под контролем человека. Но это только потому, что рассказ был написан в 1953 году, на заре компьютерной эры.


Сегодня увидел новость. Конечно, не клубняк, а под классику, но до "священной коровы творческой деятельности" все же добрались.
В отличии от сеттинга, который создал gest, сеттинг, который создал fortunatus - это сеттинг другого образца. Сторон конфликта здесь не пять, а шесть. И если у Геста каждая татиба - это чей-нибудь кошмар, то у fortunatus-а каждая татиба - это чей-то идеал.

[Подробнее про татибы как кошмары]Желтая татиба - кошмар свободолюбивого креативного человека, красная татиба - кошмар успешного консерватора, черная татиба - кошмар боящегося быть съеденным рынком социалиста, синяя татиба - кошмар мелкого чиновника и любителя порядка, белая татиба - кошмар студента технического вуза, оранжевая татиба - кошмар студента технического вуза v2.0, серая татиба - кошмар луддиста, фиолетовая татиба - кошмар глубоко религиозного человека... про зеленую gest пока не так много написал, но отсылает к "Поздневековью", к кошмару человека европейского модерна.

Ну а с точки зрения fortunatus-а татибы - это идеалы, причем идеалы тех же групп лиц, только наоборот.


Соответственно, кроме мира воплощенных кошмаров, из кубика можно сделать мир воплощенных идеалов, поставив его на вершину.

политоника_аспекты

Собственно, сам по себе мой кубик и должен был, по первоначальной задумке, символизировать эту политонику, этот мир воплощенных идеалов. И лучше раскрывать конфликты в нем, чем простой шестиугольник. Но целых четыре равноправных конфликта первого плана - многовато для одного реалистичного сеттинга. Вот три - хорошее число.

Как же проходят эти конфликты?

И синие, и жёлтые стремятся привлечь к союзу в первую очередь своих соседей. Государственники - коммунистов и консерваторов. Но ни те ни другие не являются анагонистами либералов. Поэтому жёлтые (как и все татибы в этой ситуации) строят агитацию на том, что выдают своего врага за врага тех, кого хотят привлечь.

То есть, например, красным они говорят: "Синие - это чёрные. Ваши заклятые враги. Если либералы придут к власти, они всё приватизируют, всё распродадут транснациональным корпорациям, уничтожат образование, медицину, всю социалку". Ну а белым они говорят другое: "Синие - это серые". "Враги традиционной семьи, религии, культуры. Устроят шабаш с гей-парадами, секс-просвещением и ювенальной юстицией".

Точно так же действуют синие. Одним своим потенциальным союзникам, чёрным, они говорят: "Жёлтые - это красные. Путинский режим возрождает совок, давит бизнес регуляцией, популистски тратит бюджет". Серым же они говорят: "Жёлтые - это белые. Насаждают религиозное мракобесие, душат образование и науку".


Да, ни те, ни другие, не являются антагонистами либералов. Но расходятся с ними по целым двум основным вопросам, имея, на самом деле, всего одну точку соприкосновения, одну общую черту. Именно эту точку патерналисты, в данном примере пытаются заретушировать. Социалистам говорят: "На самом деле либералы - ни разу не левые, они не собираются по-настоящему поддерживать ваши левые ценности, скатываясь в гибрид с черными". Традиционалистам говорят: "На самом деле, либералы - ни разу не органицисты, они пытаются перестроить естественную структуру на свой извращенный лад, как самые настоящие серые". Главное при этом, чтобы традиционалисты и социалисты, у которых не меньше поводов подраться друг с другом, чем с либералами, не услышали, что говорят другому.

аспекты_прямой_конфликт

Либералы действуют так же. Обращаются к серым: "На самом деле, патерналисты - никакие не конструктивисты, ничего они давно не строят, и не собираются, а воспроизводят банальную орду, примитивнейшую схему, которая есть даже у собак, и которую они хотят увековечить, как будто ничего лучше и быть не может". Обращаются к черным: "На самом деле, патерналисты - никакие не правые, под соусом "мудрого руководства" они продвигают знакомые глупости, характерные для леваков". И главное чтобы черные с серыми лапшу для другого аспекта по ошибке не скушали.



Нетрудно заметить, что сторона, пытаясь обрести союзника, создает иллюзию пятиугольного конфликта. Давайте посмотрим еще раз на ту же картинку "Мира Вечной Революции". В по-европейски строгом мире политоники, где дважды два всегда равно четырем, довольно трудно объединить технократов и капиталистов. У этих двух аспектов не меньше причин драться друг с другом, чем с патерналистами. Они понимают, что слишком сильно разняться между собой, чтобы заключить устойчивый союз. Но если размыть эту строгость, и создать иллюзию, что патерналистов нет, а есть орда, технократов нет, а есть демократы (куда проецируются технократы и либералы), а черный аспект делится на фашистов и либеральных капиталистов, серо-синие и черно-синие будут гораздо ближе, чем кажется, а синих так вообще сочтут за родных братьев. И радостно объединяться против злой орды, которой в реальности вовсе нет. Ну то есть не то чтобы совсем нет, но реальность мира политоники немножечко сложнее. А если удастся выставить желтых одновременно ордой для серых и сталинистами для черных, можно будет вообще сорвать джекпот, даже фашистов не отсеивая. Вот что двоемыслие "животворящее" делает.

Когда основной конфликт разрешен, приходит время союзникам разобраться между собой. Пример современного запада - это пример системы, где социалисты были повержены рыночниками. В ходе масштабного диагонального конфликта, досталось также националистам с технократами, которые теперь представляют собой третьестепенную силу. Поэтому главными сторонами, которые хотят и могут конфликтовать, остаются либералы и традиционалисты. И причин для у них для этого у них, как я уже сказал, не меньше, чем было мочить социалистов. Слабые фракции технократов и националистов оказываются неизбежными союзниками соответствующей стороны, поскольку только ее существование пока что защищает данную фракцию от полного уничтожения. Они обе пытаются склонить на свою сторону победителя первого конфликта - рыночников. Создавая, опять же, иллюзию пятиугольного конфликта. Ваш враг не погиб, а сместился по оси и слился с нашими исконными врагами, которых мы сейчас хотим добить, но бывшие союзники вероломно нам мешают.
аспекты_диагональный_конфликт
Белые говорят им: "Синие - это красные. Задушат экономику своей безумной регламентацией кривизны огурцов, своей профсоюзной борьбой за права работников". Синие же со своей стороны говорят им: "Белые - это красные. Задушат экономику протекционистскими барьерами, выгонят мигрантов и тем самым задерут зарплату".

Переводя на язык чистых аспектов, белые говорят им: "Синие в чем-то серые, а серые - это самые настоящие красные". Синие говорят им: "Белые в чем-то желтые, а желтые - это самые настоящие красные".

Ну а после этого дело дойдет до соседского конфликта, подробно Фортунатусом не описанного. Победитель первого, диагонального конфликта, будет противостоять коалиции, победившей во втором. И два главных игрока будут крышевать разбитых ранее миноров, диагональных соперников оппонента. Поскольку хоть одно принципиальное отличие есть между любыми двумя аспектами, остаться в конце должен только один. Кажется, что призом в игре станет реализованное видение будущего. На самом деле, нет, поскольку такой конфликт имеет функцию восстановления. Каждая сторона "спонсирует" ранее разбитые аспекты, возвращая им актуальность.
аспекты_соседский_конфликт
Например, в гипотетической "Америке, где традиционалисты проиграли", может возникнуть конфликт между чистыми либералами и чистыми рыночниками, связанный с тем, что рыночники пытаются законсервировать текущее положение дел, а либералы выступают за технический прогресс, который подрывает позиции конкретных рыночников, регулярно переворачивая рынок и вводя на него новых игроков. К тому же, прогресс неразрывно связан с левыми конструктивистами - идеалом студента-технаря. Он плодит левых конструктивистов. Пока что серых, но потенциальная угроза возрождения красных не за горами. Рыночники предпочли бы остановить развитие, но либералы этого допустить не могут. Конфликт двух соседей кажется далеко не таким справедливым, как все предыдущие. Оправдывая свои действия, представители обоих сторон падают в идеологический дрейф, смещаясь по диагонали к одному из ранее разбитых аспектов, оживляя вроде бы разгромленные ранее идеологии.

Последним звеном цепи станет соседский конфликт либералов с блоком технократов и социалистов, который оживит и рыночников тоже, а кроме этого окончательно оживит традиционалистов. Вряд-ли этот конфликт дойдет до конца, скорее лишь до достаточного размытия сторон. А потом все начнется заново.