April 9th, 2020

Космооперная галактика, "Сделай сам". Часть 2.5: о запрете на трансгуманизм

Маленькое дополнение к предыдущей части, раскрывающее один ее важный пункт.

Это история невозможного будущего, в котором нет ни искусственного интеллекта, ни молекулярных нанотехнологий, и лишь немного биотехнологии, — но человечество каким-то образом выжило, и более того, открыло способ Перемещаться Быстрее Света. История бывшего будущего.

Эти слова сказаны Э. Юдковским о его потрясающем рассказе "Тройной контакт". Юдковскому по должности положено: вспомните, чем он занимается. Но, если подумать, как раз с обоснованием запрета на трансгуманизм проблем нет. Можно обосновать это тем, что практика в очередной раз оказалась сложнее теории. ИскИны не изобрели из-за эффекта мортидо, мозг оказался принципиально иной системой, чем компьютер, нанороботы невозможны из-за фундаментальных ограничений на размер процессора, любые попытки серьезно менять генокод человека ведут к образованию целого каскада непредсказуемых побочных эффектов и так далее. В отношении ближайших 500 лет такие тезисы звучат достаточно убедительно.

Но это скучно. Играть троп напрямую всегда скучно.

Я объявляю свой дом досингулярной зоной

Гораздо веселее обосновать это в стиле люденов и Странников. Трансгуманизм возможен и реализован на практике, но постсингулярная цивилизация неизбежно замыкается в себе и с обычной ей делить нечего. Поэтому человечество, подобно любой разумной расе, разделится на постсингулярное и досингулярное - некогда отколовшихся луддитов. Первому на второе плевать, второе к первому не подкопается. Это, кстати, хороший способ решить хрестоматийную проблему материнской планеты. На Земле уже 8 миллиардов человек и это число только увеличивается. Сколько времени займет развитие космической колонии до того уровня, на котором она сможет объявить войну метрополии, и как тогда метрополия будет ее в случае войны захватывать - непонятно. Но можно постулировать, что цивилизацию, способную к галактической экспансии, неизбежно настигает сингулярность, и в этой сингулярности она с той же неизбежностью окукливается. Например, потому что, избыв потребность в жизнеобеспечении и научившись полностью контролировать текущее состояние сознания, можно выкрутить счастье на максимум и лежать так, пока Солнце не взорвется. Галактическую экспансию осуществляют луддиты-диссиденты, у которых сохранились мечты о звездах. Запрет на трансгуманизм у них вполне внутримировой. Связан он с религиозными соображениями и с тем, что нарушители уходят по тупиковому пути эволюции. Где-то через миллион лет они может быть и задумаются о полной водородной консервации, но покамест галактика принадлежит мечтателям, которые огораживают родные миры красными флагами. Это не только хорошее решение парадокса Ферми, но и способ свести демографию. И, в некотором роде, послабление на цельность суммы технологий. Луддиты - очень странные люди. Никогда не угадаешь, что именно им не угодит. Спрашивать, почему они взяли с собой в добровольное изгнание один кларктех и не взяли другой - все равно что спрашивать, почему волшебник мог сколдовать одно и не мог сколдовать другое. Допущение удобно и тем, что с религиозными соображениями можно связать сколь угодно странное устройство общества. Почему у вас в космосе только радикальные исламисты и не менее радикальные протестанты? Потому что только они в итоге и полетели. Все нормальные светские гуманисты лежат и окукливаются под защитой дружественного ИИ.

За лесами у реки...

Еще веселее пойти по более радикальному пути. Трансгуманизм возможен, реализован на практике, сингулярность наступила и все давно постлюди. Но у этих постлюдей тоже есть ролевые игры живого действия, и им по каким-то причинам интересно поиграть в космооперу. Под это дело они выделили заштатную галактику в юридической дыре лесного фонда, или даже создали карманную вселенную, в которой развлекаются в свой заслуженный отпуск. Его длительность, собственно, и определяет продолжительность жизни космооперного человека. Человек - это оболочка, в которую представители сверхцивилизации загружают сознание и из которой после смерти выгружают. Для более глубокого погружения, на время игры участникам отключают память о "пожизневом" опыте, так что это даже не выглядит как литрпг. Такая парадигма позволяет списать абсолютно любые условности. Почему мы умеем путешествовать к звездам на десятикилометровых кораблях, но устраиваем полевые сражения в стиле Второй Мировой? Потому что межзвездные перелеты моделируются межзвездными перелетами, но в постуке безопасность на первом месте. Настоящее оружие этой цивилизации способно стереть вселенную в пыль в мгновение ока, Бейнблейд и космофлот по ГОСТу - это их дюраль и текстолит. Почему такое убогое гиперпространство? Хорош выделываться, мастерская группа и так в минус ушла. Почему огромные энергии применяются для разгона кораблей, но не для того, чтобы сделать жизнь простых людей лучше? Ну так правила по боевке всегда глубже проработаны и лучше сбалансированы, чем правила по экономике. Откуда этот экуменополис взялся? Слишком много игроков заявились на Корусант, а координатор локации умеет пробивать лимиты и делает потрясающий строяк. Почему на планете Бабуин одна-единственная деревня? Шито поделать, нет интересной сюжетки и концепта локации - нет игроков. Откуда гребаная Звезда Смерти в сеттинге крестьянской космооперы? Мастер по боевке был пьян, и ушлый игрок сумел зачиповать. Почему люди выживают после выходов в космос и ужасных ран? Потому что криков "сел, сударь, сел" в шлеме не слышно.